ars_el_scorpio (ars_el_scorpio) wrote,
ars_el_scorpio
ars_el_scorpio

Демоспик

Наткнулся на "Однако" на интересную статью Виктора Мараховского.
--------------------------------
Уважаемые читатели! Для начала — рядовая новость агентства «Интерфакс». Про Грузию. «В городе Телави демонтировали памятник Иосифу Сталину, который был установлен рядом с Мемориалом воинам, павшим во Второй мировой войне. Снос монумента был осуществлён решением местной администрации, поскольку он был установлен по инициативе общественной организации «Сталинист» и Союза ветеранов Грузии незаконно, без соответствующего разрешения. Снос памятника проходил под надзором полиции. Почитатели «вождя всех народов» периодически по своей инициативе восстанавливают памятники Сталину в различных городах Грузии, но каждый раз активисты различных неправительственных организаций обливают их краской».
Что в этой новости интересно? Нет, не сам факт сноса памятника покойного предсовмина СССР. Форпост каких идей сейчас грузинское государство — всем и так понятно.
Интересен язык изложения. Из простой информационной заметки следует, что:
1) Ветераны и сталинисты — к неправительственным организациям не относятся. Они типа секты: поклоняются историческому деятелю как «вождю всех народов». Активисты же различных неправительственных организаций — против мании ставить Сталину незаконные памятники: они постоянно обливают их краской.
2) Власти демонтировали очередной идол, потому что почитатели вождя установили его без соблюдения закона, не оформив разрешения (на деле его получить невозможно: символы советской эпохи приравнены законодательством Грузии к нацистским и запрещены).
Итого. Ситуация, в которой государство (при поддержке граждан с краской) зачищает память об историческом деятеле, а другие граждане этому демонстративно противостоят, — информационным агентством подана как борьба сумасшедшего меньшинства, секты «почитателей», с законом и гражданским обществом.

Стоит поговорить о том, как достигается этот эффект. Перед нами — образец одной из продвинутых демократических технологий, которую можно условно назвать «Демоспик».
Его главное отличие от нормального языка в том, что демоспик, рассказывая нам о людях и событиях вроде бы нейтрально, самим подбором слов определяет за нас, кого мы поддерживаем. И кто, напротив, останется в обречённом меньшинстве.
Человеку свойственно примыкать к мнению большинства или хотя бы не оспаривать его вслух. Таков наш социальный инстинкт, и бороться с ним — столь же перспективно, как с половым влечением. Значит, техническая задача демоспика — сделать так, чтобы «демос», то есть большинство, видел где надо представителей большинства же, а где не надо — маргинальных психов.
Для иллюстрации приведём наиболее часто встречающиеся примеры использования демоспика.
1) Подрались сотрудники двух НКО. Демоспик с ходу поможет обозначить, за кого читатель. Следите за руками: «Произошло столкновение гражданских активистов с членами организации «Фронт»». Первые — представляют гражданское общество, то есть и самого читателя. Вторые — только себя.
2) Проходят две манифестации, за и против власти. В каждой участвуют по семнадцать тысяч человек. Демоспик выручает: «Десятки тысяч венесуэльцев вышли протестовать против политики властей. Свой митинг провели в тот же день и сторонники Мадуро». Смотрите: первые закабанели до представителей всей нации, вторые съёжились до кордебалета конкретного деятеля.
3) Одна страна помогла другой, заключив с ней кучу контрактов по промышленному сотрудничеству, снизив цены на энергоносители и одолжив 15 млрд долларов. Демоспик лёгко сдует масштаб: «Путин помог Януковичу за счёт российской казны».
4) В некоей стране произошло резкое уменьшение населения и рост тарифов. Эти эффекты напрямую вызваны вступлением страны в ЕС, за которое ответственны конкретные политики. Но демоспик спасает: «Преодолевая последствия кризиса и стараясь модернизировать отсталую промышленность советских времён, Болгария сталкивается с экономическими и демографическими проблемами». Решение конкретного меньшинства, по факту абортировавшего нацию из будущего, — размазано по всей стране и по всей эпохе. Вся страна шла себе, шла и столкнулась с проблемами.
Если вас когда-нибудь удивляло, кстати, почему жители полуживых евроинтегрированных стран Восточной Европы бегут миллионами и время от времени пачками самосжигаются, но альтернативной политической стратегии для своих стран не вырабатывают — то просто учтём: они говорят и думают теми словами, которые в них вбиваются медиасферой. А медиасфера говорит на демоспике, сами формулировки которого не оставляют шансов на несогласие. Как можно возражать против «открытия общееевропейского рынка труда и принятия европейских правовых и экологических стандартов»? Какими словами возражать? Беспомощно блеять про «значительные негативные эффекты»? Это же — уже капитуляция.

…Стоит коротко пояснить, зачем был создан демоспик. Он был создан как часть целой научно-прикладной дисциплины — «фабрикации согласий». Её задача — мытьём и катаньем выжимать из аморфных крупных общностей согласие на то, что с ними намерены проделать маленькие умные меньшинства.
Как информирует нас знаменитый американский лингвист Ноам Хомски, — дисциплина имеет корни в восемнадцатом столетии. Тогда лучшие умы англо-саксонского мира впервые озаботились вопросом, как бы сделать, чтоб «большой зверь» — так они именовали народ, внезапно получивший некоторые права, — не посягал на собственность и власть «ответственного меньшинства». Именно тогда были заложены основы технологий, при соблюдении которых зверь большинства раз за разом оказывается согласен со всеми решениями, продвигаемыми и принимаемыми достойным меньшинством.
Главный механизм фабрикации согласия зверя — в том, чтобы каждый раз волю меньшинств упаковать для него как выражение его же интересов.
Насколько хорошо работают технологии согласия — показывает, например, страна США. В ней — демократия, то есть народовластие. С этим согласен почти весь её народ, состоящий из фермеров, домохозяек, официанток, грузчиков, водителей, соцработников, заводчан, программистов, учителей и всего такого.
Я специально посмотрел: в Сенате США американский демос представляют 102 человека, из них собственно рабочими удалось побывать троим (одному сейчас за 70, двоим около 80). Фермерами — двоим. Учителями и врачами суммарно трудились человек 15. Человек по 15-20 силовиков и профессиональных политических карьеристов (от пиара до дипломатии). Остальные, то есть около половины сенаторов — юристы.
То есть в случае с эталонной демократией мы имеем дело не с обществом народовластия, а с обществом согласия. Согласия народа на то, чтобы им управляли представители пары-тройки привилегированных профессиональных каст. У самого народа не имеется даже языка, на котором он мог бы сформулировать собственные задачи. Ибо к каким явлениям какие слова прикреплены — решают те самые управляющие меньшинства.

Upd.

Эталонным примером демоспика, достойным размещения в международном бюро мер и весов, можно считать фразу "общечеловеческие ценности", которую отдельные граждане способны употреблять по сто раз на дню.
Здесь некто неизвестный назначает нечто непонятное "ценностью" не просто отдельно взятой нации, а вообще всего человечества. То есть тут "усмирить в себе зверя" и принять эту "ценность" должны уже не просто отдельные люди, а даже целые народы.

Другим явным примером является фраза "мировая экономика", активно используемая в диспутах об экономическом противостоянии блоков капиталистических и социалистических стран. Здесь использующие эту фразу "экономисты" говорят о том, что очень большой и на тот момент вполне самостоятельный блок социалистических стран во главе с СССР, неизбежно (!) должен был вернуться (!) в систему "мировой экономики". Здесь говорящий пытается внушить слушающим, что якобы есть некая "мировая цивилизация", от которой Россия якобы "отпала" в далёком 1917-м году и с той поры шла по заведомо неверному пути.
На самом же деле "мировая экономика" является лишь периферией экономики группы стран Западной Европы, главенствующую роль в которой до Первой мировой войны твёрдо держала Англия, а после Второй мировой войны столь же твёрдо взяла Америка. Разумеется, борьба за первое место, а также за "призовые" места в первой десятке внутри этой системы никогда не прекращались и прекратятся только вместе с разрушением этой системы.
Однако в целом "мировая экономика" на самом деле является "западной экономикой", которая есть всего-лишь один из возможных вариантов построения экономической системы. Причём таким вариантом, в котором "незападным" странам уготована участь колоний, в качестве которых и "вернулись" страны социалистического блока.
Tags: А из нашего окна..., Однако, Перепост, Сеанс аутопсии, Экономия экономики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments