?

Log in

No account? Create an account

El Scorpio

Логово скорпиона

Фальшивотоварщики
MK_Scorp
ars_el_scorpio

Не так давно принял посильное участие в очередном споре на тему «защиты авторских прав от читателей». Вскоре один оппонент либеральной ориентации порадовал меня следующим перлом.

Люди умеют копировать денежные купюры. А про электронные деньги вообще говорить нечего. Может, дать свободу фальшивомонетчикам? Зачем их преследовать?

Потому что деньги – это экономическая абстракция, позволяющая их владельцу получить соответствующую долю от предлагаемых товаров и услуг. Потому что увеличение общего количества абстрактных денег в экономической системе уменьшает долю реальных товаров и услуг, которые может получить их владелец. Потому что фальшивые деньги уменьшают ценность денег настоящих.

Билет в кинотеатр тоже можно скопировать, однако количество кресел не увеличится. А это означает, при заполненном зале кому-то придётся смотреть кино, сидя в проходе на табуретке. Или же вовсе из зала выйти.
Опять же, можно вспомнить, как во время Блокады Ленинграда фашисты забрасывали город фальшивыми продуктовыми карточками, чтобы несознательные люди побыстрее съели все запасы хлеба.

Впрочем свежеотпечатанные настоящие деньги уменьшают ценность ранее выпущенных настоящих денег точно также. Есть такое слово «инфляция». Обычно она удерживается на уровне нескольких процентов, но при ускорении работы печатного станка во время замедления работы остальных станков она может достигать сотен и тысяч процентов.

Если денег станет много у всех, то товаров не будет ни у кого. Всеобщее богатство – это когда у всех много товаров.

Читать далее »Collapse )

Оригинал опубликован в Логово скорпиона.Вы можете прокомментировать здесь или в источнике.


Вопрос авторам и всем-всем-всем…
MK_Scorp
ars_el_scorpio

– Я готов был простить людям свои испытания, – начал Ричард Хэйли, – но не мог смириться с тем, как они воспринимали мой успех. Я не роптал все годы, пока меня отвергали. Если мои творения были новы, людям требовалось время, чтобы освоиться и привыкнуть к ним; если я испытывал гордость от сознания, что первым достиг таких высот, я не имел права жаловаться на медлительность людей. Это я втолковывал себе все те годы, хотя иной раз по ночам мне было уже невмоготу ждать и верить; тогда я кричал: «Почему?!» – и не находил ответа. Потом, в тот вечер, когда меня решили-таки чествовать, я стоял на театральной сцене и думал: вот тот момент, которого я добивался. Я думал, что буду счастлив, но ничего не испытывал. Помнил только те бесконечные, бессчетные ночи и свой возглас «Почему?!», так и оставшийся без ответа. Поздравления и аплодисменты теперь значили так же мало, как прежде насмешки. Если бы мне сказали: «Простите, мы запоздали, спасибо, что не перестали ждать», – я не потребовал бы большего; они могли бы взять у меня все, чем я владел. Но то, что я видел на лицах, то, что говорили, наперебой восхваляя меня, ничем не отличалось от речей, которыми обычно потчуют художников, а я никогда не верил, что это может говориться всерьез. Казалось, люди говорили, что ничем мне не обязаны, напротив, своими убеждениями и целями я обязан их глухоте, что бороться, страдать, терпеть – это мой долг перед ними и ради них, несмотря на всю несправедливость, пренебрежение, издевательства и глумление, – все это я должен был смиренно переносить, чтобы научить других наслаждаться моим трудом, это и мое предназначение и их законное право. Тогда-то я и постиг природу духовного нахлебника, понял то, чего раньше не мог и вообразить. Я увидел, что они залезают в мою душу так же, как в карман Маллигана, присваивают богатство моего духа так же, как его состояние. Мне открылись наглость и озлобленность посредственности, хвастливо демонстрирующей свою пустоту, как пропасть, которую надо заполнить телами более достойных людей. Я понял: они стремятся насытиться моей музыкой так же, как деньгами Маллигана, жить за счет тех часов, когда я сочинял ее, за счет того, что послужило источником моего вдохновения; они хотят все заглотить и сохранить уважение к себе, вырвав из меня признание, что я создавал свою музыку для них, что своим успехом я обязан в конечном итоге не собственному таланту, а их значимости… В тот вечер я поклялся, что впредь они не услышат ни единой моей ноты. Я ушел из театра последним, улицы были пустынны, в свете фонаря меня поджидал незнакомый человек. Меня не понадобилось долго убеждать. Концерт, который я посвятил этому человеку, назван «Песнь свободных».
Айн Рэнд. «Атлант расправил плечи»

Возможно, вы тоже чувствуете нечто подобное.
Айн Рэнд, конечно же, лжёт, но её ложь во многом была правдоподобна, и это – досадно.
Пожалуйста, покажите, где я утверждал, что создатель должен ничего не получать за свой труд и обязан воспринимать свою нищету, как должное?

Читать далее »Collapse )

Оригинал опубликован в Логово скорпиона.Вы можете прокомментировать здесь или в источнике.