May 25th, 2018

MK_Scorp

Мой комментарий к «Очередной фантаст-антисоветчик раскрылся наотлично. Сергей Лукьяненко на линии.»…

> Широко известны "патентованные антисоветчики" - Власов с Кутеповым, Шкуро, Деникиным, Сахаровым, Солженицыным... .
> Скажете эти русские на все 100500 процентов - русофобы?
Одно другому не мешает.

Во-первых, человек может рассуждать о том, что "генофонд русского народа был уничтожен и остался один мусор". Явный пример - роман "В круге первом"
Начинается с описания героического (!) акта измены Родине: главный герой, рискуя свободой и жизнью, передаёт в американское посольство информацию о спецоперации службы внешней разведки. Мотив персонажа: нельзя допустить, чтобы "Усатый" получил чертежи атомной бомбы - он же уничтожит этой бомбой множество людей. Тот факт, что американцы УЖЕ уничтожили атомными бомбами сотни тысяч людей в Японии и были готовы уничтожить миллионы людей в нашей стране, от внимания персонажа ускользает, хотя ему было положено знать это по должности.
Начиная со второй главы практически все действующие лица показаны жалкими, глупыми, ленивыми, трусливыми, жестокими и вообще какими-то орками, просто заслуживающими очищения огнём ядерных взрывов.
Исключение - тот самый "первый круг", где пребывает альтер-эрго автора с "последними нормальными людьми". Причём практически все эти "нормальные люди" мечтают сражаться на стороне любого интервента (привет "Гитлеру-освободителю") или даже погибнуть под американскими атомными бомбами, лишь бы "Усатого тоже зацепило".

Ну а в особо запущенных случаях пациент может записывать в "генетический мусор" даже самого себя. Как вот здесь. Это даже покруче известного анекдота "расстреляли меня, внучек"

Во-вторых, человек может очень сильно любить русский народ. Как известный русский писатель Бунин, который даже в далёком Париже продолжал любить страну и народ нежной, трепетной любовью, тепло которой снисходило на страницы его рукописей.
В романе "Окаянные дни" он часто пишет народе. Сначала "весь народ" в Москве с нетерпением ждал немецких солдат, которые вот-вот возьмут Петроград и пойдут на Москву. Затем "весь народ" в Севастополе с последней надежной смотрел на французский броненосец, стоявший на рейде.
И ещё много-много раз "весь народ" упоминается в романе в самых различных вариациях.
Правда внимательный читатель очень скоро понимает, что под "народом" он имел в виду исключительно людей из своего окружения, а всех остальных вообще за людей не считал.
Подобно "белому европейскому колонизатору" во время мятежа сипаев, зулусов или иных туземцев, он с надеждой ждал прихода любой "белой европейской армии", которая непременно должна была защитить его от этих "грязных полуживотных" и "загнать возомнившее о себе быдло обратно в стойло."

И пока "белые интеллигенты" молча надеялись на приход иностранных интервентов из "цивилизованной Европы", "белые офицеры" (Колчак, Краснов, Шкуро и т.д.) сами в массовом порядке закупали у иностранцев оружие для стрельбы по русскому народу и зазывали иностранные армии, соглашаясь на любые условия оплаты - всё равно в случае их победы отработать эти долги должны были покорённые народные массы. И в 41-м году этот "цвет нации" опять пошёл на службу к Гитлеру.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий